Мой сайт
 
Главная » 2010 » Июнь » 27 » Наряды Елизаветы I Тюдор
10:58
Наряды Елизаветы I Тюдор
В конце XVI в. появился гипюр — мотивы кружева, соединенные тонкими связками, что дало возможность делать кружевные изделия целиком: манжеты, воротники и т.п. Самые лучшие гипюры с рельефными узорами изготавливали в Венеции.Любоваться её нарядами можно бесконечно.


В Европе Англию называли раем для женщин, тюрьмой для слуг и адом для лошадей. Англичанка и впрямь имела больше прав, чем любая ее современница с континента. Путешественники отмечали, что англичанки, в отличие от голландок или немок, не сидят в лавках и не возятся с домашним хозяйством, препоручая все это мужьям и слугам, а сами только и делают, что красятся, наряжаются и ходят друг к другу в гости. Все отмечали красоту английских леди, но также и особенности английской моды, чересчур угловатой, аляповатой и «неповоротливой».
     Тогда же всем путешественникам уже бросалась в глаза и любовь жителей туманного Альбиона к комфорту. Их дома сияли чистотой и уютом, что в сыром климате и неприятном соседстве с чужой нищетой было архинеобходимо.
Елизавета выросла вдали от двора, зато среди книг, – почти, как Татьяна Ларина. Правда, читала она не столько французские и английские романы, сколько римских и древнегреческих классиков. Она получила прекрасное образование, знала древнегреческий, французский, итальянский, а латынью владела так, что могла свободно говорить и писать на языке древних римлян, а в минуты меланхолии утешалась тем, что переводила на английский труды Сенеки.
     Судьба не наградила ее внешностью кинозвезды: у Елизаветы был неприятно грубый, «мужицкий» голос и блеклое личико. Но ясный ум и жизнелюбие делали Елизавету обворожительной. На чем она и впрямь никогда не экономила, – это на нарядах и украшениях. Елизавета переодевалась по несколько раз в день, а если выезжала, то все её 3000 платьев тащили следом. Драгоценностей на себя Елизавета даже в те нескромные времена навешивала бездну, так что особенным вкусом в глазах международной общественности она себя вовсе не зарекомендовала.
     И всё же она до последнего оставалась обаятельна, мила, любезна (хотя порой и коварна) и жизнелюбива, как истая дочь Возрождения. Её день начинался с танцевальной зарядки: без того, чтобы и в преклонном возрасте не протанцевать пяти-шести танцев, она за письменный стол не садилась.

В эпоху Елизаветы I Тюдор на смену пышной женщине пришел другой идеал: женщина должна была быть высокой, с хорошо развитыми плечами, грудью, бедрами, очень тонкой талией (с помощью корсета её затягивали до 40 сантиметров) и пышными волосами (женские прически достигали 50-60 см в высоту и поддерживались специальными проволочками), костюмы отличала красочность, огромное количество украшений. Косметику применяли сверх меры.
Королева Английская, Елизавета I Тюдор, "королева-девственница", считалась самой недосягаемой красавицей своего времени. Она тщательно следила за своими туалетами, по моде эпохи использовала косметику – на многочисленных её парадных портретах заметно, что правительница пользовалась пудрой и яркой контрастной помадой, подчеркивавшей белизну кожи.

Красота Елизаветы была признана абсолютной, а в конце 1580-х года в Англии, постепенно начал формироваться культ королевы. Отчасти это было связано с тем, что в сознании народа королева-девственница, которая сознательно не выходила замуж и объявила, что она «замужем за народом», уподоблялась Деве Марии и принималась в качестве покровительницы протестантской Англии.
В придворной среде её тоже прославляли за красоту, но более изысканно, сравнивая с Астреей, богиней вечной молодости, красоты и любви. Королеву-солнце обожествляли в стихах как Венеру или Диану.

О своеобразии одеяний женщин Англии XVI века можно судить по дошедшим до нас портретам самой Елизаветы, по полотнам великого Гольбейна, гравюрам и портретам его современников. Женское платье царствующих особ было выполнено из роскошных тканей, затканных золотом и серебром или украшенных вышивками. Глухие воротники самой причудливой формы, разнообразные по размеру, иногда из набора тканей в четыре яруса, были не только украшением, но и своего рода защитой для женщины той воинствующей эпохи. Приоритет английской моды XVI века составляла грандиозность рукавов - как в мужском, так и в женском наряде.

Самым дорогим и модным украшением костюма в XVI—XVII вв. были кружева, чаще всего итальянской работы.
В XVI в. в Италии печатались специальные сборники узоров для кружев и вышивки «шов по прорези» с геометрическим орнаментом «ретичелла». Орнаменты для таких сборников рисовали известные художники, например Чезаре Вечеллио. В конце XVI в. появился гипюр — мотивы кружева, соединенные тонкими связками, что дало возможность делать кружевные изделия целиком: манжеты, воротники и т.п. Самые лучшие гипюры с рельефными узорами изготавливали в Венеции. В Милане делали плетёный гипюр. В Генуе начали плести кружева из золотых и серебряных нитей. В XVII в. конкурентами итальянским станут кружева из Фландрии, сплетённые из тончайших льняных нитей.

В конце XVI в. в Англию из Индии завозят первые ситцы — первое ситцевое платье было сшито для королевы Англии Елизаветы I Тюдор.

Женский костюм, который в начале XVI в. сохранял следы влияния итальянской моды, во второй половине века полностью подчинился требованиям испанской моды — среди дворянок повсеместно распространились платья с металлическим каркасом. Но при этом в них были внесены поправки: появились глубокие декольте, воротники самой разнообразной формы.

Мода на чёрную вышивку в Англии продолжается, начиная с XVI века со времён Елизаветы. Прекрасный пример чёрной вышивки как украшения сложных костюмов, надеваемых знатью, можно увидеть на портретах, но, к сожалению, сохранилось не так много образцов вышитой ткани, сделанной в первой половине XVI века. По современным стандартам, даже самые богатые люди того времени жили в антисанитарных условиях. Мыло было дорогим и неочищенным, сделанным из таких малопривлекательных инградиентов, как коровьи экскременты, крапива. Это, вероятно, разрушало ткани того периода очень сильно, так что стирка при дворе Тюдоров не пользовалась популярностью. Нижнее бельё и другие ткани, используемые дома, время от времени стирали, но роскошные одеяния нет. Лучший чёрный шёлк для вышивки импортировали из Голландии.

В то время, наполненное всеобщим возбуждением, театральными представлениями, пышными зрелищами, многочисленными успехами и приобретенными богатствами, внешний вид имел огромное значение. И женщин, и мужчин оценивали по богатству и пышности их туалетов. Мода в годы правления Елизаветы была столь непостоянна, что многие добропорядочные граждане были этим шокированы. «Только собака в камзоле могла бы превзойти моих соотечественников в странности одеяний», — едко заметил Уильям Харрисон. Он не сомневался, что распространение в Англии чужеземной моды «послужит поводом для других наций посмеяться над нами... потому что мы подражаем всем народам, окружающим нас, подобно хамелеону». Этот пастор мечтал о возврате к старомодным благоразумным одеяниям темных тонов.
«Все эти новые цвета - гусиного помета, зелёный, как попугай, цвет Дрейка, цвет Изабеллы, цвет конины и обилие оранжевого, не говоря уже о шелках, атласе и бархате, который сейчас носят даже обычные люди, — просто немыслимы! Это признак декаданса... Дурные разлагающие веяния из-за границы портят добрую крепкую Англию».

Здесь Харрисон был частично прав, и если не в отношении упадка, то насчёт чужеземного влияния. Несмотря на то что англичане не любили и презирали самих иностранцев, они восхищались чужеземной модой. Мнение Харрисона разделял и Эммануэль Ван Метерен, купец из Антверпена, живший в Англии на протяжении всего правления Елизаветы. Он был кузеном Ортелия, географа, и путешествовал с ним по всей Англии и Ирландии. Вот что он говорил об английских нарядах того времени: «Туалет англичан состоит из очень элегантных и дорогих элементов, но сами они крайне непоследовательны и падки до всяких новинок, так что мода у них меняется каждый год, как мужская, так и женская». Английские женщины «хорошо одеты, довольно легкомысленны и, как правило, оставляют заботы о хозяйстве своим слугам. Разодевшись в пышные наряды, они усаживаются перед дверью, чтобы иметь возможность продемонстрировать себя и разглядеть прохожих».
Несмотря на всяческое неодобрение, мода от придворных и представителей высшего сословия продолжала неуклонно распространяться в массы. Конечно, на всех официальных мероприятиях Елизавета появлялась в шикарных одеяниях, но, как нам известно, в частной жизни одевалась относительно просто. После смерти королевы её гардероб насчитывал «3 тысячи платьев и 80 париков различных цветов» — большой путь для практически нищего ребенка, которым после казни матери совершенно пренебрегал отец. В детстве у Елизаветы не было всех этих платьев, костюмов, белья, сорочек, рукавов, кашне, косынок, ночных сорочек, чепцов и носовых платков.
Помимо любви к роскоши, эта королева обладала потрясающей способностью предугадывать, что люди хотят видеть в своём правителе — особенно в полубогине. Так что во время всех публичных появлений, а они были весьма многочисленны, она одевалась так, чтобы соответствовать своей роли. На ней было много украшений, великолепная одежда, отделанная золотом, серебром, жемчугом, рубинами и полудрагоценными камнями. Она даже надевала туфли на высокой подошве, чтобы казаться выше, как греческие боги не чурались того, чтобы увеличить свой рост и выглядеть более величественно, «снисходя» до появления перед простыми смертными.

Ни одна женщина при дворе не смела превзойти королеву в богатстве наряда, хотя могла попытаться сделать это у себя дома. Придворные дамы могли соперничать с Елизаветой в более простых вещах, но горе им, если они пытались обойти её в новизне и смелости фасона. Побои, рукава, оторванные королевской, и без сомнения, самой прекрасной рукой, едкое замечание, карикатура — вот что ожидало их в итоге.

В те времена одежда стала просто немыслима без драгоценностей, и на официальных мероприятиях знать, а также приближённые надевали наряды, расшитые драгоценными камнями.
Умение мастера огранить и подобрать оправу для драгоценного камня достигло тогда очень высокого уровня, а сами ювелирные изделия отличались ярко выраженной индивидуальностью. Улучшилась и техника гравировки драгоценных камней. Дизайн изделия часто диктовался формой камня. Большие, неправильной формы жемчужины превращались в тело дракона с покрытыми эмалью и драгоценными камнями крыльями или в корпус микроскопического галеона с золотыми снастями и парусами, украшенными драгоценными камнями.
Тогда же появился новый тип украшений — «портрет, выгравированный на драгоценном камне», — который сразу приобрел огромную популярность. Один из лучших его образцов, выполненный в 1574 году, хранится в Британском музее. Это бюст Елизаветы, окруженный венком из белых и красных роз, покрытых золотом.
Даже пуговицы в то время были маленькими произведениями искусства и стали столь популярны, что их преподносили Елизавете в качестве подарка по многим случаям. Среди них было пять дюжин золотых пуговиц в форме короны с цветком на вершине — каждая украшена жемчужиной, и восемнадцать покрытых эмалью золотых застежек с пятью брильянтами и шестью рубинами. Королеве также принадлежала огромная коллекция петель для шнурков, которые можно было переносить с одного платья на другое: золотые, серебряные, покрытые разноцветной эмалью, а некоторые даже украшены жемчугом.
Однако королева часто что-нибудь теряла. 14 мая 1579 года в Вестминстере «Её Величество потеряла со своей спины... один маленький жёлудь и дубовый лист из золота». Во время другого выхода она лишилась двух золотых пуговиц в форме черепахи, украшенных жемчугом. С другой пуговицы она потеряла жемчужину. В Ричмонде в 1583 году на ней было надето пурпурное платье, расшитое серебром, и она потеряла брильянт с его застёжки. Она также осталась без золотой рыбки, пропавшей с её шляпки, и по несчастной случайности во время визита в Хоустидхолл уронила в ров серебряный веер.
Две последние вещи были действительно потеряны, но пропажа пуговиц, застежек, петель и украшений с её платьев — а их было очень много — объяснялась скорее сильным желанием людей завладеть чем-то, что принадлежало королеве и соприкасалось с её выдающейся особой... и поэтому могло считаться талисманом или амулетом, предохраняющим, возможно, от гнева самой правительницы. Такой трофей становился объектом почитания, который передавали из поколения в поколение.
Королева, не чуравшаяся собственноручно писать личные письма, хранила свою писчую бумагу в двух небольших искусно изготовленных серебряных ящичках. У нее также было много записных книжек, среди которых была пара золотых, украшенных кузнечиками. Говорят, что она могла одновременно писать одно письмо, диктовать другое, слушать историю и давать к ней уместные комментарии.
Помимо драгоценностей и ювелирных изделий, число предметов искусства, заполнивших интерьеры новых особняков и дворцов, было огромным. Цветочные горшки из золота, украшенные полудрагоценными камнями. Серебряные, золотые и алебастровые коробочки для леденцов — простые или сверкающие камнями — в виде раковин и больших грецких орехов. Золотые цветы, на которых вырезанная из агата муха запуталась в паутине из серебряных нитей с блестящими бриллиантовыми росинками; бабочки, распростершие свои усыпанные драгоценными камнями крылья, на изогнутых лепестках или листьях. Золотые коты, играющие с мышью из золота, серебра или агата. Лягушки, обязанные своей пупырчатой зеленой кожей близко посаженным изумрудам, уставили выпуклые глаза на соловьев, усыпанных жемчугом, бриллиантами и рубинами. Покрытые эмалью саламандры, светящиеся в пламени свечей. Все виды птиц и зверей — реальных, придуманных, мифологических — были очень популярны в качестве украшений. Впрочем, это в равной степени касалось и человеческих фигур. У королевы была золотая фигурка женщины с рубином на животе.

Очень высоко ценились миниатюры — «крохотное подобие», и миниатюрная живопись того времени достигла небывалого уровня мастерства. Миниатюры обрамляли в рамки из драгоценных камней и хранили в усыпанных драгоценными камнями футлярах.

В костюмах знатных дам можно было встретить драгоценные пояса, золотые розетки с драгоценными камнями, фестоны, вышитые золотом и шелком, бантики, кружева, жемчужные нити, маленькие зеркала в ювелирной оправе. Только появившиеся часы, которые прикреплялись к поясу цепочкой, имели овальную форму и назывались "нюрнбергское яйцо". Пояс из металлических резных пластинок с цветными камнями имел длинный конец с крупной подвеской - своеобразной имитацией четок.

Королева-девственница Елизавета Английская обожала роскошные наряды. И вот на одном из самых известных её портретов, написанном в честь разгрома испанского флота, Непобедимой Армады, в 1588 году, мы видим королеву в торжественном, призванном подчеркнуть славу победительницы, чёрно-белом костюме, буквально усыпанном жемчугом и… многочисленными красными (а на некоторых вариантах портрета – красными и голубыми) бантами. Они буквально везде – на рукавах, корсаже, юбке. Что ж, Её Величество была истинной женщиной.

В 1588 году умер её многолетний друг (полудруг?) граф Лейстер. Его заменил его же собственный пасынок граф Эссекс. Графу было 22, королеве 56, но она вела себя с ним, как юная красавица: дулась, ревновала, кокетничала. Эссекс пытался покрыть себя славой на поле боя, но слава, видно, решила, что ему хватит и королевского одеяла.
   
Эссекс был горяч и вряд ли удовлетворен отношениями с коронованной девственницей. Скандалы между ними возникали нешуточные и публичные. Однажды в Тайном совете они заспорили, Эссекс захотел уйти. Елизавета схватила его за уши и закричала: «Пошел к дьяволу!» Эссекс побелел от гнева и оскорбления: «Такого бы я не снес и от вашего отца, мадам! Я ваш подданный, но не раб!»
В 1601 году Эссекс ввязался в заговор против Елизаветы. С самого начала обреченный на неудачу. Елизавета была человеком долга: фаворита пришлось казнить.
Но с этого момента и её звезда начала закатываться. Временами наступали помутнения рассудка, и она втыкала кинжал в ковры и гобелены, почасту повторяя «Эссекс! Эссекс!» – и неудержимо плакала.
Когда жизнь уходит из натуры жизнелюбивой – это особенно драматично. Последние месяцы королева практически не спала. Она не меняла бельё и платье, не ложилась в постель, боясь, что умрёт. Она металась по спальне, иногда в изнеможении падая на груду подушек, которая была раскидана по всему полу. И снова – бдение, и снова страх приближающегося конца.
Последний день она провела в постели и уже едва слышно назвала (практически указала на портрет) своего наследника. Им стал сын Марии Стюарт Яков Шестой Шотландский.
3 апреля 1603 года Елизавета Тюдор скончалась, а вместе с ней и ушла в прошлое и эпоха английского Возрождения.
 


Источники: http://news.gala.net/?cat>=&id=242956
http://www.devushkino.ru/>1202975065
http://www.kiz.by/content>samye-krasivye-zhenshchiny-v-istorii-chel>ovechestva
http://www.po6iv.ru/art/K>ostym_epohi_vozrozhdeniy
http://wap.tudors.borda.r>u?1-0-0-00000010-000-0-0
http://picvic.beon.ru/987>0-590-juvelirnye-ukrashenija-jepohi-tjud>orov.zhtml
http://www.library.ru/2/l>ikisections.php?a_uid=93
Категория: Новости | Просмотров: 228 | Добавил: tquing | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Понедельник, 25.09.2017, 03:47
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Новости [68]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июнь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Психолога консультация поводу консультация получить.

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz